Проблемные вопросы процессуального статуса финансового уполномоченного по правам потребителей финансовых услуг
Problematic Issues of the Procedural Status of the Financial Commissioner for the Rights of Consumers of Financial Services
ГОСУДАРСТВЕННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ФИНАНСОВЫХ РЫНКОВ
Максимова Светлана Васильевна,
уполномоченный по правам потребителей финансовых услуг в сферах страхования, микрофинансирования, кредитной кооперации и деятельности кредитных организаций

Maximova Svetlana V.,
Commissioner for the Rights of Consumers of Financial Services in the Fields of Insurance, Microfinance, Credit Cooperation and Activities of Credit Organizations
maksimovasv@finombudsman.ru

Корнеев Андрей А.,
АНО «СОДФУ», начальник судебно- претензионного управления

Korneev Andrey A.,
Financial Commissioner’s Activity Support Service, Head of the Judicial Claims Department
korneevaa@finombudsman.ru
В статье рассматриваются последствия пробелов в действующем законодательстве, регулирующем процесс обжалования потребителем при неудовлетворенности решением, принятым финансовым уполномоченным по правам потребителей финансовых услуг, и особенности его правового положения в судебных спорах.

Ключевые слова: финансовый уполномоченный; обжалование решения; судебный спор.

The article examines the consequences of gaps in the current legislation regulating the process of consumer appeal in case of dissatisfaction with the decision taken by the Financial Commissioner for the rights of consumers of financial services, and the specifics of its legal position in court disputes

Keywords: financial commissioner; appeal of the decision; legal dispute.

Федеральным законом от 04.06.2018 № 123-ФЗ «Об уполномоченном по правам потребителей финансовых услуг» (далее – Закон № 123-ФЗ) учрежден принципиально новый для российской правовой системы негосударственный институт обязательного досудебного рассмотрения споров между потребителями финансовых услуг и финансовыми организациями – уполномоченный по правам потребителей финансовых услуг (далее – финансовый уполномоченный). Отметим, что данный институт является новым не только в отношении споров с финансовыми организациями, но и в целом для процессуального законодательства, для системы внесудебного разрешения споров в рамках гражданских правоотношений.

Согласно постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22.06.2021 № 18 «О некоторых вопросах досудебного урегулирования споров, рассматриваемых в порядке гражданского и арбитражного судопроизводства» (далее – Постановление № 18) «под досудебным урегулированием следует понимать деятельность сторон спора до обращения в суд, осуществляемую ими самостоятельно (переговоры, претензионный порядок) либо с привлечением третьих лиц (например, медиаторов, финансового уполномоченного по правам потребителей финансовых услуг), а также посредством обращения к уполномоченному органу публичной власти для разрешения спора в административном порядке».

Имевшиеся ранее механизмы досудебного урегулирования гражданско-правовых споров, несмотря на обязательность проведения определенных процедур до обращения в суд за защитой своих прав, предполагали наличие договоренностей между сторонами, «волевого» элемента сторон спора, либо подключение к разрешению спора органа публичной власти. Действующий до введения института финансового уполномоченного порядок досудебного разрешения спора предусматривал, что стороны до обращения в суд или попытаются договориться самостоятельно, или договорятся о передаче спора определенному, согласованному ими третьему лицу (медиатор, третейский суд).
С введением института финансового уполномоченного появилось третье лицо, выбор которого для разрешения спора не зависит от воли сторон. При этом согласно ст. 16 Закона № 123-ФЗ до направления обращения финансовому уполномоченному потребитель обязан направить претензию финансовой организации для разрешения спора в добровольном порядке.

Финансовый уполномоченный назначается советом директоров Банка России в порядке, установленном Законом № 123- ФЗ, обращение к нему в определенных Законом № 123-ФЗ случаях является обязательным, исполнение решений обеспечивается мерами государственного принуждения (выдаваемые финуполномоченным удостоверения имеют статус исполнительных документов), то есть стороны спора обращаются за его разрешением к третьему лицу, назначенному без учета их воли и при исчерпании возможностей договориться без вмешательства третьего лица.

Согласно Закону № 123-ФЗ основной задачей института финансового уполномоченного является защита прав и законных интересов потребителей финансовых услуг. Ключевой механизм такой защиты финансовым уполномоченным состоит в рассмотрении обращений потребителей финансовых услуг об удовлетворении требований имущественного характера, предъявляемых к финансовым организациям [19]. Деятельность финансового уполномоченного осуществляется в соответствии с принципами законности, уважения прав и свобод человека и гражданина, добросовестности и справедливости. Таким образом, стоя на защите прав потребителей финансовых услуг, уполномоченный должен действовать честно, руководствоваться законом. При этом защита прав и законных интересов потребителей является основой, определяющей статус финансового уполномоченного, его правовое положение в системе разрешения финансовых споров.

Досудебный порядок рассмотрения споров финансовых споров не может быть квазисудебным, «нулевой» судебной инстанцией, а представляет собой самостоятельный процесс рассмотрения спора, отличный от других досудебных порядков в силу особенностей статуса лица, уполномоченного рассматривать споры. Последующее судебное разрешение финансового спора обусловлено реализацией предусмотренного ст. 46 Конституции Российской Федерации права на судебную защиту своих прав и свобод.

Если процедура рассмотрения финансового спора и принятия решения финансовым уполномоченным достаточно подробно определена Законом № 123-ФЗ, то процесс обжалования в результате неудовлетворенности принятым решением потребителем или финансовой организацией только в общих чертах установлен указанным Законом и вообще отсутствует в Гражданском процессуальном кодексе Российской Федерации.

Очевидно, что определение статуса финансового уполномоченного в системе защиты прав потребителей финансовых услуг предопределяет его статус в отдельных отраслях. Вместе с тем сложный и многослойный статус финансового уполномоченного не является целью исследования настоящей статьи. Исходя из имеющегося нормативного регулирования, значения, придаваемого ему судебной практикой, мы проанализируем роль финансового уполномоченного как обязательного досудебного института при разрешении споров в суде, уделив особое внимание полномочиям в делах об оспаривании принятых финансовым уполномоченным решений.
Статьи 25 и 26 Закона № 123-ФЗ фактически устанавливают порядок действий потребителей финансовых услуг и финансовой организации при несогласии с решением финансового уполномоченного. В литературе неоднократно указывалось1 на несимметричный порядок такого обжалования. Однако такая несимметричность объясняется особой защитой потребителей как слабой стороны спора, на которую неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации2, и деятельностью уполномоченного в том числе в целях защиты прав потребителей.
Действительно, согласно ст. 25 потребитель финансовых услуг в случае несогласия с вступившим в силу решением финансового уполномоченного вправе обратиться в суд и заявить требования к финансовой организации по предмету, содержащемуся в обращении, в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством Российской Федерации. Копия обращения в суд подлежит направлению финансовому уполномоченному, его процессуальная роль не определена вовсе.

Данный пробел законодательства восполнен судебной практикой. Разъяснения по вопросам, связанным с применением Федерального закона от 04.06.2018 № 123- ФЗ «Об уполномоченном по правам потребителей финансовых услуг», утвержденные Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 18.03.2020 (далее – Разъяснения), установили, что суд истребует у финансового уполномоченного копии материалов, положенных в основу его решения, финансовый уполномоченный в качестве ответчика или третьего лица не привлекается, однако может направить письменные объяснения по существу принятого им решения. Суд вправе изменить решение финансового уполномоченного.

В соответствии с ч. 3 ст. 26 Закона № 123-ФЗ в случае обращения финансовой организации в суд потребитель финансовых услуг вправе вступить в дело в качестве третьего лица в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством Российской Федерации.


С учетом изложенного и исходя из общих принципов осуществления правосудия в Разъяснениях сказано, что финансовая организация в деле об обжаловании решения финансового уполномоченного участвует в качестве заявителя, финансовый уполномоченный и потребитель финансовых услуг привлекаются к участию в деле в качестве заинтересованных лиц.

Аналогичные разъяснения даны в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 08.11.2022 [6]: при разрешении спора между потерпевшим, не согласным с решением финансового уполномоченного, и страховщиком финансовый уполномоченный в качестве ответчика или третьего лица не привлекается, однако может направить письменные объяснения по существу принятого им решения. При рассмотрении судом заявления страховщика, не согласного с решением финансового уполномоченного, страховщик участвует в деле в качестве заявителя, финансовый уполномоченный и потребитель финансовых услуг привлекаются к участию в деле в качестве заинтересованных лиц.

Как справедливо указывают Ю. А. Колесников и Е. С. Смагина [16], выбор порядка выражения в суде несогласия с решением финансового уполномоченного связан с неразрывной совокупностью двух факторов: гражданско-правовой спор потребителя и финансовой организации и особый статус финансового уполномоченного.

Если порядок разрешения имущественного спора между потребителем и финансовой организацией в случае несогласия потребителя с решением уполномоченного с точки зрения общих начал искового производства не вызывает особых проблем, решение уполномоченного фактически служит письменным заключением по делу, а положенные в его основу материалы дополнительными доказательствами по делу, то обжалование решений финансового уполномоченного финансовыми организациями нуждается в дополнительном анализе как с точки зрения существа спора, так и с точки зрения статуса финансового уполномоченного в этом процессе.
На первый взгляд, предметом иска финансовой организации при обжаловании решения уполномоченного является несогласие с решением, то есть возникает новый спор – между финансовой организацией и финансовым уполномоченным [Там же]. Согласно ч. 1 ст. 26 Закона № 123-ФЗ в случае несогласия с решением финансового уполномоченного финансовая организация вправе обратиться в суд в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством Российской Федерации. Поскольку специального порядка обжалования финансовыми организациями решений финансового уполномоченного гражданским процессуальным законодательством не установлено, рассмотрение таких требований производится судами общей юрисдикции по общим правилам производства в суде первой инстанции (подраздел II раздела II ГПК РФ)3.

Вместе с тем Верховный Суд в Разъяснениях указал что, если суд, рассматривающий заявление финансовой организации об отмене решения финансового уполномоченного, придет к выводу о необоснованности удовлетворенных финансовым уполномоченным требований потребителя финансовых услуг, суд указывает на это в мотивировочной части решения и отменяет решение финансового уполномоченного. Если суд придет к выводу о том, что финансовым уполномоченным требования потребителя удовлетворены в большем, чем это положено по закону, объеме, суд изменяет решение финансового уполномоченного в соответствующей части.

Иными словами, при обжаловании финансовой организацией решения финансового уполномоченного суд прежде всего проверяет обоснованность требований потребителя финансовых услуг, а не законность и обоснованность решения финансового уполномоченного.

Это означает что, если требования потребителя, заявленные финансовому уполномоченному, были обоснованными, решение финансового уполномоченного не подлежит отмене как по существу правильное, даже при условии наличия в нем нарушений.

При этом на финансового уполномоченного не может быть возложена имущественная ответственность за отмену его решения, за исключением случаев вынесения им заведомо незаконного решения4, как и на судью5.

Прежде всего такое ограничение ответственности направлено на обеспечение беспристрастного рассмотрения споров, финансовый уполномоченный и судья не должны при принятии решения оглядываться на возможность возникновения имущественной ответственности.
Возникает логичный вопрос о комплексе защищаемых прав как со стороны финансовой организации, так и со стороны финансового уполномоченного. Интерес финансовой организации понятен – защита своих имущественных прав, гражданско-правовой спор с потребителем. У финансового уполномоченного имущественный интерес отсутствует вовсе. В том числе и поэтому Верховный Суд определяет его роль в процессе как заинтересованное лицо, а не, например, ответчик или иное лицо, имеющее самостоятельные требования.

В то же время возможны возражения, что финансовый уполномоченный все-таки имеет материальную заинтересованность в исходе дела, учитывая особенности порядка формирования фонда финансирования деятельности финансового уполномоченного, который формируется в том числе за счет взносов финансовых организаций (ст. 10 и 11 Закона № 123-ФЗ). Совет службы финансового уполномоченного утвердил порядок расчета размера взноса финансовой организации в фонд финансирования деятельности финансового уполномоченного [18]. Указанный порядок предусматривает уменьшение размера взноса в фонд финансирования деятельности в случае отмены судом решения финуполномоченного. Вместе с тем полагаем, что в данном случае причинно-следственная связь между действиями финансового уполномоченного по обжалованию судебных постановлений об отмене его решений по искам финансовых организаций и формированием фонда носит опосредованный характер, в отличие от действий финансовых организаций, являющихся коммерческими организациями, деятельность которых направлена в первую очередь на получение прибыли. Кроме того, размер взносов финансовых организаций, «недополученных» в связи с отменой решений финуполномоченного, не имеет существенного значения для формирования фонда финансирования. Так, согласно отчету о деятельности Службы финансового уполномоченного за 2022 год, количество отмененных решений составляет 523, что не превышает 1,45% от общего количества принятых финансовым уполномоченным решений о полном или частичном удовлетворении требований потребителей финансовых услуг (36 112 решений) [17].
Для понимания роли финансового уполномоченного в процессе по обжалованию его решений следует обратиться ко второму фактору – установленному Законом № 123-ФЗ статусу финуполномоченного.

Как было сказано выше, из общих положений указанного Закона следует, что институт финансового уполномоченного прежде всего введен в целях защиты прав и законных интересов потребителей финансовых услуг. В связи с этим основной функцией финансового уполномоченного является именно правозащитная деятельность. Более того, из положений ч. 5 ст. 16 Закона № 123-ФЗ следует, что потребитель направляет обращение финансовому уполномоченному лично (за исключением законного представительства), что, в свою очередь, означает отсутствие у потребителя необходимости в привлечении лица, обладающего специальными познаниями в области права, для восстановления своих нарушенных прав. С учетом положений данной нормы потребитель вправе рассчитывать на защиту финансовым уполномоченным его прав и законных интересов, в том числе посредством обеспечения финансовым уполномоченным последующей защиты вынесенного решения в суде.

Таким образом, исключительно личное обращение потребителя коррелируется с правом, хотя правильнее было бы сказать обязанностью, финуполномоченного в рамках осуществления правозащитной деятельности поддерживать утвержденную решением позицию при ее оспаривании финансовой организацией, защищать слабую сторону спора. Само создание института финуполномоченного предполагало облегчение для потребителя разрешения финансового спора. Обратившись к финансовому уполномоченному (обращение бесплатно для потребителя при любом исходе дела), потребитель, возможно, не имел ни намерения, ни возможности6 идти в суд с этими претензиями. В этом случае оставлять потребителя, слабую сторону договора, один на один с юридической службой финансовой организации как минимум не соответствует заявленным целям Закона № 123-ФЗ и сформировавшемуся порядку защиты прав потребителей финансовых услуг. Согласно ст. 26 Закона № 123-ФЗ при подаче иска финансовой организацией потребитель может вступить в дело в качестве третьего лица, но в любом случае на страже его интересов в таком процессе стоит финуполномоченный. Очевидно, что защита прав потребителя при судебном обжаловании не может ограничиваться судом первой инстанции, ибо при дальнейшем оспаривании судебных решений необходимость защиты потребителя только усиливается. При таких обстоятельствах можно утверждать, что предмет спора не изменился, по-прежнему имеет место имущественный спор между финансовой организацией и потребителем.

Таким образом, в делах об обжаловании финансовыми организациями решений финуполномоченного последний не имеет собственных нарушенных прав, а выступает в защиту прав потребителя, фактически от его лица. Такое фактическое представительство, вытекающее из духа, а не буквы закона, еще нуждается в подробном изучении, сейчас же мы предлагаем рассмотреть права финуполномоченного в процессе в точки зрения гражданского процессуального законодательства.

Формально-юридический подход также говорит в пользу наличия у финансового уполномоченного всего комплекса прав лиц, участвующих в деле, в том числе права на обжалование решения суда. Привлечение судом финуполномоченного в качестве заинтересованного лица означает, что он в этом случае является лицом, участвующим в деле, и обладает всеми процессуальными правами, предусмотренными ст. 35 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Закрепленный Разъяснениями порядок сформировался в судебной практике правоприменения еще в 2019 году, и к настоящему времени его можно признать устоявшимся.

Таким образом, по нашему мнению, предмет спора при обжаловании финансовой организацией решения финуполномоченного такой же, как и при обжаловании потребителем такого решения: имущественный спор между потребителем и финансовой организацией, а финансовый уполномоченный фактически выступает представителем по защите интересов потребителя финансовых услуг, обладая всем комплексом прав заинтересованного лица, определенных Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации, включая право на обжалование судебных постановлений.

Кроме того, обращает на себя внимание и практика отмены судами решений финансового уполномоченного по искам потребителей, несмотря на то, что, согласно ст. 25 Закона № 123-ФЗ, решение финуполномоченного не является предметом судебного разбирательства в случае несогласия потребителя финансовых услуг с его решением.

В нарушение Разъяснений, вместо довзыскания денежных сумм в пользу потребителя, суды отменяют решение финансового уполномоченного и взыскивают всю сумму, причитающуюся потребителю, либо отменяют решение финансового уполномоченного об отказе в удовлетворении требований потребителя и т. п. Указанные обстоятельства приводят к негативным последствиям, таким как, например, «двойное» исполнение обязательства, невозможность взыскания с финансовой организации штрафа за несвоевременное исполнение решения финансового уполномоченного.

Предоставление финансовому уполномоченному права на обжалование судебных постановлений позволяет исключить подобные прецеденты и обеспечить единообразие судебной практики в соответствии со сформированными позициями высшей судебной инстанции.
В 2023 году практика обжалования финуполномоченным судебных постановлений проявляет все более устойчивую тенденцию к признанию его права на обжалование. К настоящему моменту все девять судов кассационных инстанций рассматривают по существу кассационные жалобы финансового уполномоченного7.

Одновременно с этим Верховный Суд также поддержал право финансового уполномоченного на обжалование судебных постановлений, передав его кассационную жалобу для рассмотрения в судебную коллегию по гражданским делам. Определением Верховного Суда Российской Федерации от 25.04.2023 № 8-КГ23-3-К2 указанная жалоба была удовлетворена, судебные постановления, отменяющие решение финансового уполномоченного, отменены, а дело направлено на новое рассмотрение.

Только в период с 2022 года по настоящее время судами рассмотрено 710 апелляционных жалоб, из которых удовлетворено 421, то есть 59,3%, и 234 кассационная жалоба финансового уполномоченного, из которых удовлетворено 107, то есть 45,7%. Таким образом, обжалование финансовым уполномоченным в указанный период судебных постановлений привело к защите нарушенного права потребителей финансовых услуг в 817 случаях.

Таким образом, реализация права на обжалование не создает значительной нагрузки на судебную систему и приносит положительный эффект в области защиты прав потребителей, поскольку в силу приведенной статистики более чем в половине случаев обжалование финуполномоченным судебных постановлений действительно являлось необходимым (жалобы удовлетворены, судебные постановления, отменяющие решение финансового уполномоченного, отменены).

Таким образом, полагаем, что финансовый уполномоченный имеет статус полноправного участника судебного разбирательства, включая наличие у него права обжаловать судебные постановления по делам, возбуждаемым в связи с несогласием финансовых организаций с решением финансового уполномоченного. Одновременно отметим, что выявленные проблемы свидетельствуют о целесообразности внесения соответствующих изменений в процессуальное законодательство, в которых будет учтена наработанная правоприменительная практика. Также, возможно, появятся новеллы, связанные с досудебным порядком разрешения споров и обжалованием решений органа, уполномоченного на такое разрешение.



  1. См., например, [20, 21].
  2. См.: [4, 5].
  3. Ответ на вопрос 5 Разъяснений.
  4. Часть 4 ст. 26 Закона № 123-ФЗ.
  5. Пункт 2 ст. 16 Закона Российской Федерации от 26.06.1992 № 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации».
  6. По данным годового отчета Службы финансового уполномоченного за 2022 год средний размер требований потребителей в отношении МФО составил всего 27,8 тыс. рублей.
  7. См., например, кассационные определения [7–15].
Список литературы:

  1. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 № 138-ФЗ.
  2. Федеральный закон от 26.06.1992 № 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации».
  3. Федеральный закон от 04.06.2018 № 123-ФЗ «Об уполномоченном по правам потребителей финансовых услуг».
  4. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 23.02.1999 № 4-П.
  5. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 11.12.2014 № 32-П.
  6. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 08.11.2022 № 31 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств».
  7. Кассационное определение Первого кассационного суда общей юрисдикции от 05.04.2023 по делу № Г-4152/2023 [88-9947/2023].
  8. Кассационное определение Второго КСОЮ от 31.01.2023 по делу № 8Г-33488/2022 [88-2421/2023 - (88-32521/2022)].
  9. Кассационное определение Третьего КСОЮ от 07.08.2023 по делу № 8Г-13950/2023 [88-14907/2023].
  10. Кассационное определение Четвертого КСОЮ от 06.07.2023 по делу № 8Г- 7734/2023 [88-15285/2023].
  11. Кассационное определение Пятого КСОЮ от 17.05.2023 по делу № 8Г-3901/2023 [88-4920/2023].
  12. Кассационное определение Шестого КСОЮ от 14.06.2023 по делу № 8Г-9081/2023 [88-11338/2023].
  13. Кассационное определение Седьмого КСОЮ от 08.12.2022 по делу № 8Г- 17983/2022 [88-18269/2022].
  14. Кассационное определение Восьмого КСОЮ от 11.07.2023 по делу № 8Г- 13647/2023 [88-14668/2023].
  15. Кассационное определение Девятого КСОЮ от 18.07.2023 по делу № 8Г-5075/2023 (88-6210/2023).
  16. Колесников, Ю. А. Проблемы процессуального статуса уполномоченного по правам потребителей финансовых услуг / Ю. А. Колесников, Е. С. Смагина // Страховое право. 2023. № 1. С. 15–22. 4
  17. Отчет о деятельности в 2022 году [Электронный ресурс] // Служба финансового уполномоченного. URL: https://finombudsman.ru/assets/templates/sodfu/img/news/files/ %D0%9E%D1%82%D1%87%D0%B5%D1%82%20%D0%BE%20%D0%B4%D0%B5%D1%8F %D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8%20 %D0%B2%202022%20%D0%B3%D0%BE%D0%B4%D1%83.pdf.
  18. Порядок расчета размера взноса финансовой организации в фонд финансирования деятельности финансового уполномоченного. Решение Совета службы финансового уполномоченного от 18.12.2020 (протокол № 15) [Электронный ресурс]. URL: https:// finombudsman.ru/wp-content/uploads/2020/12/Poryadok-rascheta-razmera-vznosa-finansovyh-organizatsij.pdf.
  19. Рождественская, Т. Э. Особенности правового статуса финансового уполномоченного / Т. Э. Рождественская, А. Г. Гузнов // Вестник Университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА). 2018. № 10. С. 45–54. https://doi.org/10.17803/2311- 5998.2018.50.10.045-054.
  20. Савинов, К. А. Двухлетие института финансового уполномоченного в России: неочевидные проблемы правоприменения / К. А. Савинов, А. Р. Лаврентьев // Финансовое право. 2020. № 12. С. 21–24.
  21. Сорокин, В. А. Первые шаги на пути приватизации российского правосудия? / В. А. Сорокин // Вестник экономического правосудия Российской Федерации. 2021. № 4. С. 120–137.
Подписка на журнал
На сайте доступна годовая подписка на журнал «Страховое право» с онлайн-оплатой. Стоимость годовой подписки на электронную версию — 3 800 ₽, стоимость покупки одного номера — 950 ₽.

Для наших подписчиков публикация в журнале (при одобрении Редакционной коллегией) и участие в конференциях и дискуссиях журнала — бесплатны.

Бумажная версия доступна только при условии приобретения годовой подписки. Стоимость подписки — 4 500 ₽.
Свидетельство о регистрации
в Министерстве печати и информации РФ № ФС77-82379 от 3 декабря 2021 г.
© СТРАХОВОЕ ПРАВО, 2024
Издается с 1998 г.
Учредитель: ООО «Страховое право»
127495, г. Москва, Дмитровское ш., д. 165Е,
корп. 6, эт. 1, пом. V, комн. 7, оф. 11.