После объединения с «Альянсом» мы остаемся одним из немногих крупных игроков российского рынка с мировой ДНК
Интервью редакции с Игорем Фатьяновым, генеральным директором ГК «Зетта Страхование»
ИНТЕРВЬЮ
Образование:
Закончил Финансовую академию при Правительстве Р Ф по специальности «Финансы и кредит» в 1997 году, затем обучался в аспирантуре на кафедре налогообложения. Проходил стажировку в зарубежных коммерческих организациях, в частности, в Германии и Швейцарии.

Профессиональный опыт:
Работает в страховом бизнесе с 1993 года.
Начал карьеру в ОСАО «Россия», прошел путь от эксперта до заместителя генерального директора.
В период с 2002 по 2011 гг. входил в состав топ-менеджмента страховых компаний «Россия» и «Уралсиб».
С 2011 г. работал в ООО СК «Цюрих» (сейчас ООО «Зетта Страхование») сначала в должности заместителя генерального директора, а затем генерального директора.
В январе 2023 г. в ходе сделки по продаже контрольного пакета акций российского бизнеса Allianz компании «Интерхолдинг» (владеющей также ООО «Зетта Страхование») назначен генеральным директором АО СК «Альянс» и ООО «Альянс Жизнь».
В мае 2023 г. сделка была закрыта, бывшие российские «дочки» Allianz переименованы в АО «Зетта Страхование» и ООО «Зетта Страхование жизни», а на рынке появилась Группа «Зетта Страхование», в которую вошли три компании. Игорь Фатьянов возглавил новую Группу.

Участие в деятельности профессионального сообщества:
Член Правления и Президиума Российского Союза Автостраховщиков (РСА), член Президиума Всероссийского Союза Страховщиков (ВСС), председатель Комитета ВСС по противодействию мошенничеству.
Член Экспертного совета по законодательству о страховании при Комитете Государственной Думы по финансовому рынку.
Руководитель Подкомитета по взаимодействию со страховым рынком Комитета по финансовым услугам — член генерального совета Общероссийской общественной организации «Деловая Россия».
Член Подкомитета по страховой деятельности Комитета по финансовой политике Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП).

Награды:
Нагрудный знак «Отличник финансового рынка» Всероссийского союза страховщиков за личный вклад в развитие страховой отрасли в Российской Федерации (2023)

Игорь Фатьянов
Генеральный директор ГК «Зетта Страхование»
— Недавнее приобретение дочерних компаний международной страховой компании «Альянс» для «Зетты» – плановый процесс вхождения в новые сегменты рынка или удачное стечение обстоятельств, связанных и с иностранными санкциями, и с массовым закрытием европейских и американских дочерних компаний в России?
— Для большинства серьезных страховых компаний нормальная практика – смотреть на рынок и думать о вариантах расширения бизнеса за счет приобретения других страховщиков. «Зетта» не исключение. К прошлому году мы уже хорошо изучили многие компании на рынке, и когда «Альянс» принял решение о передаче контроля над своим российским бизнесом, охотно приняли приглашение к обсуждению такой возможности.
По общему мнению, эта сделка содержит в себе большой потенциал и создает идеальную базу для синергии. Наши компании схожи между собой по подходам к организации и ведению бизнеса, и в то же время у нас не возникает конфликта интересов в борьбе за клиентов.

И «Зетта Страхование» (ранее «Цюрих», а до этого НАСТА), и бывшие «Альянс», «Альянс Жизнь» имеют международные корни и работают на российском рынке более 30 лет. Allianz был одним из первых международных игроков на российском рынке, компания пришла в Россию, тогда еще в СССР (!), в 1990 году. В 2001 году немецкий страховщик приобрел значительную долю в РОСНО и существенно расширил клиентскую базу, а кроме того, эффективно использовал опыт этой одной из старейших страховых компаний на российском рынке в сегменте добровольного медицинского страхования (ДМС). «Зетта Страхование» начала работу в 1993 году под брендом НАСТА. В 2007 году компанию приобрела швейцарская страховая группа Zurich Insurance Group, а в 2014 году швейцарцы вышли из бизнеса, продав его инвестиционной компании «Олма». Тогда и появилось нынешнее название.

Несмотря на давнюю историю «Зетты» и «Альянса», у нас нет явных точек пересечения, потому что проекты компаний развивались в разных бизнес-направлениях. В последние годы бывший «Альянс» фокусировался на корпоративном страховании, страховании жизни и ДМС, а «Зетта» – на розничном сегменте non-life, то есть на страховании автомобилей, имущества и ответственности граждан.

Сейчас мы идеально дополняем друг друга, и этот синергетический эффект очень упрощает интеграцию бизнеса. Важно, что все компании группы исторически ориентированы на высокие стандарты клиентского сервиса. Рынок хорошо знает наши бренды, команды и подходы к работе.
— Как вы оцениваете уход иностранных страховых компаний для российского рынка: это скорее позитивно и создает новые возможности роста или наоборот? Практики риск-менеджмента иностранных компаний, корпоративного управления, андеррайтинга оказывали существенное влияние на российских страховщиков, и потеря таких ориентиров через год-два окажет негативное влияние на рынок?
– Из России уходят бренды, но не уходят люди. Поэтому при наличии воли можно не просто сохранить международные практики риск-менеджмента, корпоративного управления, андеррайтинга и сервиса, а продолжить их развивать и адаптировать под современные условия. Когда у команды есть соответствующий опыт и знания, это вполне реально.

У нас был абсолютно похожий опыт с «Цюрихом», еще когда уход брендов с рынка был редкостью. Мы тогда смогли сохранить мировые стандарты в своей работе и удержать уровень потребительской лояльности. Клиенты ведь покупают по сути ожидания от компании, и если компания поддерживает высокую планку исполнения обязательств и сервиса для клиентов, то неважно, под каким брендом она работает. Результаты исследований индекса потребительской лояльности (NPS) подтверждают этот тезис: в 2023 году восемь из десяти клиентов «Зетты» готовы активно рекомендовать наши услуги своим знакомым, это очень хороший показатель для рынка.

После объединения с «Альянсом» мы остаемся одним из немногих крупных игроков российского рынка с мировой ДНК. В числе наших клиентов много больших международных компаний, сохранивших свое присутствие в России, и они ценят нас именно за экспертизу и применение лучших практик страхового бизнеса. Мы планируем распространить такой подход к работе на максимально широкий круг клиентов в нашей стране.
– На российском рынке известно несколько случаев, когда иностранные страховые компании, работавшие в массовом страховании, вышли из этих сегментов – ОСАГО, автокаско, ДМС, часто с большими убытками. В чем причина таких исходов и результатов?
– Действительно, в истории есть несколько таких примеров. Сложно сказать однозначно, в чем заключается причина, но большинство экспертов склоняются к мысли, что российский рынок в принципе очень сильно отличается от европейского. Иностранному менеджменту сложно адаптироваться к нашим реалиям, и это плохо сказывается на эффективности работы с массовыми продуктами. При этом компании вполне успешно работали с корпоративным сегментом, где существует возможность более тесного контакта с клиентом и индивидуальной работы.

Но есть примеры, когда иностранные компании опровергали это правило. Например, российский «Альянс» последние несколько лет входил в топ-10 крупнейших страховщиков ДМС благодаря клиентской ценности программ и высоким стандартам сервиса. В 2022 году, несмотря на объявление немецкой группы об уходе с российского рынка, уровень пролонгации у компании по этому направлению составил около 90%.
— Насколько отличается корпоративная практика управления в российских и иностранных компаниях?
Чаще всего, сравнивая корпоративное управление в российских и иностранных компаниях, говорят о различиях в культуре и ценностях. Принято считать, что в зарубежных компаниях больше акцентируется индивидуальная ответственность и инновации, в то время как в российских компаниях сильно влияние коллективизма и укорененных традиций. На мой взгляд, эти стереотипы уже устарели. Можно привести длинный перечень российских компаний, которые построены на принципах личной инициативы и проактивной профессиональной позиции. А ведущие компании страны являются флагманами по внедрению инноваций не просто в страновом, а в мировом масштабе. Эти примеры ярко иллюстрируют тренд по смене парадигмы. Команда «Зетты» давно применяет именно такие подходы. В компании сформирована среда, в которой каждый член команды может предложить свою бизнес-идею, и его обязательно внимательно выслушают. Хорошо развита культура открытого диалога, приветствуется собственное мнение, даже если оно идет вразрез c принятыми установками. Конечно, оно должно быть аргументированным и сопровождаться проработанными предложениями по улучшениям.

Еще один фактор корпоративного управления – степень развития корпоративной культуры. Считается, что в российских компаниях больше иерархии и приверженности вертикальной структуре, а в иностранных компаниях фокус на горизонтальном взаимодействии и коммуникации. Тоже довольно давно реальная картина чаще всего выглядит иначе. Много лет назад в отечественную практику вошла матричная структура управления с проектными командами и такими инструментами, как Agile. Сначала эти изменения внедрялись по учебнику, а со временем адаптировались и сейчас существуют в разнообразных формах, подходящих каждой конкретной компании.

В целом сегодня различия между российскими и иностранными компаниями не являются абсолютными и очень сильно варьируются в зависимости от отраслей и конкретных игроков. Каждая компания формирует уникальную практику управления, основываясь на своих целях, стратегии и контексте, в котором она действует. По опыту могу сказать, что и имеющиеся отличия не являются драматическими. Когда в 2014 году наш акционер приобрел российское подразделение швейцарской компании «Цюрих», стояла задача оперативно вывести бизнес из убытка в прибыль, а для этого быстро интегрировать команду и адаптировать работу. Уже через год нужный результат был достигнут, при этом многие сотрудники российской «Цюрих» до сих пор работают в «Зетте».
– Можно ли ожидать выхода на российский страховой рынок страховщиков из стран Азии и Латинской Америки? Условия деятельности и уровень проникновения страхования очень схожие.
– Пока мы увидели только первую реальную попытку иностранного страховщика выйти на российский рынок, ее предприняла иранская компания. Сообщается, что она сфокусируется на страховании рисков внешней торговли между нашими странами, в первую очередь на страховании грузов. Вполне возможно, что через российскую «дочку» иранский страховщик сможет предоставлять перестраховочные емкости, и это хорошая новость для нашего рынка. Интересно, что мусульманам компания, скорее всего, будет оказывать услуги по правилам шариата, чего до сих пор не было в России.
– Уровень проникновения страхования в России на уровне 1,4% от ВВП остается неизменным на протяжении 20 лет, несмотря на введение ОСАГО, кредитное страхование жизни и прочие импульсы. Это карма рынка или страховщики так и не научились продавать страхование?
– Ни то, ни другое, скорее, так исторически сложилось. Как ни банально это звучит, исторический контекст оказывает серьезное влияние на нашу индустрию. Сначала страхование было государственным монополистическим бизнесом, конкуренция на рынке отсутствовала, а это всегда плохо сказывается на клиентоориентированности предложения и сервиса. В сложные 90-е страхование стало роскошью для многих, на первый план вышли совершенно другие потребности, и постепенно привычка страховаться вышла из обихода.

Сегодня многие потребители не до конца осознают пользу и важность страхования. Далеко не все знают, какие риски можно застраховать, как страхование помогает в неблагоприятных ситуациях и какие виды страхования актуальны в их случае. С этой ситуацией активно работают Минфин и Банк России, проводя дни финансовой грамотности и регулярную просветительскую работу, а также страховые союзы. Надеюсь, в будущем это даст результат, но пока мы видим, что процент проникновения добровольных видов страхования в разы ниже, чем на западных рынках. Достаточно посмотреть, сколько некредитных квартир и машин застраховано, сколько людей дополнительно страхуют свою жизнь за пределами кредитного договора и сколько ведут долгосрочные накопления.

Одной из причин стагнации называют и недоверие потребителей к страховым компаниям, которое вызвано негативным опытом или недобросовестными практиками в отрасли. Это, конечно, проблема индустрии, решение которой требует совместных усилий всего профессионального сообщества. Повышать доверие к страхованию можно, предлагая ценностные продукты за справедливые деньги. Тогда клиенты будут страховаться осознанно. Мы давно работаем в этом направлении и обязательно будем продолжать.

Но есть и ряд абсолютно объективных факторов, которые сдерживают развитие рынка. Начиная от экономического, когда людям и компаниям банально не хватает ресурсов на все потребности, и тогда они отказываются от страхования, фокусируясь на более важных, на их взгляд, задачах. Заканчивая особенностями нашего менталитета и отношения к риску. Часто люди полагаются на традиционные сети поддержки, такие как семья и друзья, вместо покупки страховых услуг. И никто не отменял знаменитого русского «авось».

Я всегда говорю, что будущее страхования – в руках компаний, которые работают на этом рынке. Только от нас зависят и уровень доверия к страховым инструментам, и клиентский опыт, и привлекательность продуктов. Все это в конечном итоге влияет на прогресс в создании доступной страховой среды.
Санкционные ограничения сделали малодоступной традиционную инфраструктуру мирового рынка страхования. Насколько болезненным оказался разрыв производственных цепочек, возможен ли эффект от импортозамещения и каков горизонт таких негативных ожиданий?
– Действительно, экономика работает с беспрецедентными ограничениями, хотя и с ними Россия вошла в топ-5 по паритету покупательной способности. Постепенно компании, связанные с международной торговлей, находят варианты страхования и продолжают отправлять грузы. И если раньше все сырьевые грузы страховались в основном через трейдеров на зарубежном рынке, сейчас они застрахованы на российском рынке, а перестрахованы в государственной РНПК. В целом российский сегмент страхования грузов увеличился в 2022 году на 22%, до 30 млрд рублей, и продолжил расти в этом году. Новые логистические цепочки формируются исходя из снижения грузооборота с недружественными странами и роста объема перевозок с восточными партнерами. Конечно, это приводит к удлинению маршрутов, появлению в цепочках новых посредников, а значит, росту рисков и страховых тарифов. Все это сказывается на стоимости перевозимых грузов, но важно, что бизнес не останавливается.

Для рынка страхования наиболее существенным изменением стало прекращение операций с западными перестраховщиками. До санкций российские страховщики работали в основном с международными компаниями, такими как Swiss Re, Munich Re и Allianz, которые покинули рынок. Основной перестраховочной емкостью для индустрии стала РНПК, куда компании передают до 90% рисков. Из-за концентрации риска национальный перестраховщик вынужден постепенно ужесточать андеррайтинг и изменять тарифы, в итоге ставки в облигаторном перестраховании в прошлом году в среднем выросли на 10–20%. А поскольку усложнение условий страхования всегда отражается на клиентах, для которых иногда при всех оговорках или повышении цен покупка полисов становится экономически нецелесообразной, страховщики увеличили процент рисков, оставляемых на собственном удержании. Тем не менее доля РНПК в крупных рисках по-прежнему подавляющая. Обычно средняя компания оставляет у себя риски на десятки миллионов рублей, крупная – на сотни миллионов, у наиболее крупных страховщиков эта сумма может превысить миллиард. В среднем уровень собственного удержания на рынке вырос минимум в 1,5 раза. Для того чтобы в борьбе за клиента участники рынка не нарастили собственное удержание сверх разумного и не ухудшили финансовую устойчивость, Банк России усилил подходы к оценке рисков. Таким образом, можно будет выявлять возможные проблемы уже на начальной стадии.

Рынок продолжает искать пути решения вопроса с перестрахованием. Мы видим, что реальным способом закрыть риски в моменте может стать пул страховщиков. А в перспективе, конечно, нужны новые перестраховочные емкости, в том числе за рубежом. Но пока ни Ближний Восток, ни другие страховые рынки стран Азии и Африки не нарастили потенциальную перестраховочную емкость, а кроме того, существуют вопросы к двусторонним взаиморасчетам, механизмам взаимной аккредитации и признанию рейтингов.
В чем вы видите главные проблемы страхового рынка сейчас и на горизонте трех лет: кадровый голод, концентрация бизнеса, политическая неопределенность, сокращение средств страхователей на уплату премий, зарегулированность?
Макроэкономические вызовы в нашей отрасли являются определяющими. На страховой рынок продолжают оказывать давление курс рубля и риски роста убыточности в автостраховании и ДМС. Все эксперты сходятся во мнении, что повышение ключевой ставки приведет к снижению темпов роста объемов потребительского, ипотечного и автокредитования, а также соответствующего страхования. Кроме того, может замедлиться рост долгосрочного и инвестиционного страхования жизни за счет повышения ставок по депозитам и перетока части клиентов в этот инструмент. Высокие ставки и подорожавший из-за ослабления рубля импорт в целом ограничат рост инвестиций.

Серьезное сдерживающее влияние в перспективе может оказать сокращение свободного рынка, связанное с активизацией кэптивных страховщиков банков и автопроизводителей. Несмотря на возросшую привлекательность инвестиций в недвижимость и восстановление автомобильного рынка, в ипотечном и моторном сегментах в основном увеличивать сборы премий и число договоров будут именно дочерние компании, оставляя за бортом рыночных игроков.

Тем не менее сейчас мы находимся на пороге большого скачка в качественном изменении рынка. В активной стадии согласования находятся законодательные изменения, которые открывают перспективы развития долевого страхования жизни, исламского страхования и других направлений. Это дает рынку хороший потенциал для развития.

И конечно, кадровый вопрос сейчас актуален абсолютно для всех отраслей, особенно для финансов, где люди являются основным активом. К счастью, в «Зетте» работают профессионалы высокого уровня, наши сотрудники буквально на вес золота на рынке труда. В свою очередь бренд «Альянс» хорошо помогал формировать команду, нацеленную на развитие на уровне лучших международных практик. Нас знают и ценят именно за эту экспертизу, и мы будем сохранять ее, создавая все необходимые условия.

Подписка на журнал
На сайте доступна годовая подписка на журнал «Страховое право» с онлайн-оплатой. Стоимость годовой подписки на электронную версию — 3 800 ₽, стоимость покупки одного номера — 950 ₽.

Для наших подписчиков публикация в журнале (при одобрении Редакционной коллегией) и участие в конференциях и дискуссиях журнала — бесплатны.

Бумажная версия доступна только при условии приобретения годовой подписки. Стоимость подписки — 4 500 ₽.
Свидетельство о регистрации
в Министерстве печати и информации РФ № ФС77-82379 от 3 декабря 2021 г.
© СТРАХОВОЕ ПРАВО, 2024
Издается с 1998 г.
Учредитель: ООО «Страховое право»
127495, г. Москва, Дмитровское ш., д. 165Е,
корп. 6, эт. 1, пом. V, комн. 7, оф. 11.